Teva бросает вызов российскому здравоохранению.

  Teva бросает вызов российскому здравоохранению Израильская фармкомпания сыграла в "монополию" на жизни десятков тысяч тяжелобольных Оригинал этого материала
"Независимая газета", 26.12.2013, Западная фарма бросает вызов российскому здравоохранению

Николай Симонов

В 2009 году была утверждена Стратегия развития фармацевтической промышленности России до 2020 года (Фарма-2020). Ее цель перевести отечественную фарминдустрию на инновационную модель развития и сделать конкурентоспособной и в стране, и за рубежом. Итогом должно стать обеспечение лекарственной безопасности государства, в том числе путем защиты внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции и выравнивания условий доступа на него для отечественных и зарубежных производителей.

Однако лобби крупнейших западных фармацевтических корпораций все еще сильно, что говорит о недостаточности предпринимаемых российскими регуляторами мер.

Особенно хорошо это заметно на примерах производителей лекарственных препаратов, входящих в перечень жизненно необходимых и важнейших, а также дорогостоящих лекарственных средств для поддержания жизни больных орфанными (редкими) заболеваниями, ведь на кону многие миллиарды рублей. "7 нозологий" ради жизни Дорогостоящие лекарства закупаются в рамках госпрограммы 7 нозологий. В перечень редких болезней входят гемофилия, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, рассеянный склероз, злокачественные новообразования лимфоидной и кроветворной систем, состояния после трансплантации органов и тканей в рамках оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Для людей, страдающих этими заболеваниями, 7 нозологий единственная возможность не просто продлить себе жизнь, но в некоторых случаях долго сохранять трудоспособность. Вот почему так важно, чтобы поставки лекарств по этой программе велись без перебоев каждая внештатная ситуация подвергает больных смертельной опасности.

Пока западным фармкомпаниям удается манипулировать и отечественным рынком, и бюджетными средствами. Один из примеров такой манипуляции: иностранные производители привлекают к участию в государственных аукционах аффилированные компании свои дочерние структуры в России, предоставляя им скидки в 2030%. У тех появляется возможность играть на понижение цены. В результате независимые российские фармкомпании неизменно оказываются за бортом аукциона. А если иностранный производитель еще и монополист, то его действия зачастую ставят под угрозу лекарственное обеспечение и лечебные процессы в масштабе всей страны. И жизнь тяжелобольных россиян здесь всего лишь разменная карта.

По мнению изучившего эту проблему корреспондента НГ, недавно подобной игрой, похоже, занялся израильский фармацевтический концерн Teva Pharmaceutical Industries Limited, который является монополистом на рынке препаратов для больных рассеянным склерозом со своим лекарством Копаксон-Тева. Это средство единственный оригинальный препарат израильской компании, которая считается одним из мировых лидеров по производству дженериков. В этом году при участии Teva и ее российской дочки ООО Тева дважды чуть было не сорвались поставки Копаксона для больных россиян. На первое полугодие 2014 года россияне, нуждающиеся в этом лекарстве, обеспечены. Но дальнейшие поставки под большим вопросом. Дело значительно осложняется тем, что в рамках 7 нозологий наша страна закупает только Копаксон. Перспективное сотрудничество В свое время Teva обратилась с деловым предложением о сотрудничестве по распространению в России препарата Копаксон-Тева к группе компаний Биотэк. Израильский концерн собирался получить своего представителя в России, что полностью отвечало требованиям российского законодательства и тренду руководства государства, направленному на повышение конкурентоспособности отечественных производителей. От совместного предприятия с Биотэком государство получало и вполне осязаемую финансовую пользу, поскольку часть прибыли в виде налогов от российской компании оставалась в стране.

Возможно, на выбор партнера повлияла также проводимая в Биотэке производственная и корпоративная политика. В частности, динамично развивающаяся компания группы Биосинтез предприятие полного технологического цикла, активный участник государственных проектов в рамках Фарма-2020. Только за последние три года компания вывела на рынок 19 новых препаратов, а в 2013 году перечень лекарственных средств увеличился еще на 27 наименований, в том числе полностью оригинальных. В 2009 году Биосинтез стал победителем конкурса на звание лучшего экспортера фармацевтической промышленности, проводимого Министерством промышленности и торговли. Сегодня компания входит в десятку крупнейших фармпредприятий России. Еще одно предприятие группы Марбиофарм, расположенное в Йошкар-Оле, поставляет на рынки России, а также стран ближнего зарубежья и Балтии свыше 70 наименований лекарственных средств и другой фармацевтической продукции. В настоящее время на заводе проводится поэтапная реконструкция производства, которая завершится в 2016 году внедрением новых современных технологий. Сейчас на различных стадиях разработки и регистрации находится более 30 новых препаратов, качество которых будет соответствовать международным стандартам.

Понимая важность задач, стоящих перед государством в области развития отечественной фармы, Биотэк заключил соглашение с Teva. Российская компания пошла на значительные расходы, но наладила местное производство Копаксона, дистрибуцию готового продукта, обеспечила контроль за его качеством, продвижение и даже закупила парк рефрижераторов, так как препарат при хранении и транспортировке требует строгого температурного режима.

Рамочное соглашение о долгосрочном сотрудничестве, рассчитанное на пять лет, Teva и МФПДК Биотэк (входит в группу) подписали в октябре 2010 года. Препарат завозится к нам in bulk, то есть в дофасовочном состоянии, а российская сторона осуществляет завершающую стадию производства, серийный выпуск и его доставку во все регионы страны.

Успешное сотрудничество продолжалось три года, пока совершенно неожиданно поставки препарата для Биотэка не были прекращены. Как говорят в Биотэке, международный фармконцерн при этом ограничился письмом своему российскому партнеру, состоящим всего из одной строчки, некий юрист Teva Чарльз Нохумсон по электронной почте просто написал, что с этого момента Копаксон поставляться не будет. В Биотэке отмечают, что данное сообщение явилось полной неожиданностью, так как на момент его получения компания находилась уже на продвинутой стадии очередного государственного аукциона по закупке Копаксона и непосредственно участие в данном аукционе было заранее согласовано с Teva.

Фамилия израильского юриста для тысяч россиян, больных рассеянным склерозом, оказалась более чем говорящей. После этого письма сначала сама Teva, а затем и ее дочерняя структура в России ООО Тева прекратили какое-либо общение с партнером и, как подчеркивают представители Биотэка, перестали отвечать на письма, обращения или звонки, создав вокруг своего российского партнера информационный вакуум.

В результате Биотэк, учитывая, что Teva является официальным монополистом, был вынужден обратиться в ФАС. В августе 2013 года антимонопольная служба установила в действиях Teva признаки нарушения антимонопольного законодательства и выдала производителю Копаксона, занимающему доминирующее положение на рынке, предписание. Лекарственный препарат Копаксон-Тева предназначен для лечения рассеянного склероза (заболевания, отнесенного законодательством к категории редких заболеваний) и не имеет аналогов. Именно поэтому отказ производителя от поставки препарата ведет к невозможности государственного лекарственного обеспечения больных рассеянным склерозом в рамках реализации федеральной государственной программы 7 нозологий и ставит под угрозу жизнь и здоровье людей, заявил заместитель руководителя ФАС России Андрей Кашеваров. Далее ситуация только усугубилась. Проверять не доверять Согласно рамочному соглашению с Teva, Биотэк обязан участвовать во всех тендерах в России на поставку Копаксона. Поэтому, когда в октябре 2013 года Минздрав объявил следующий аукцион по программе 7 нозологий, Биотэк оказался в двойственном положении. С одной стороны, компания не имела права проигнорировать государственный аукцион. Но, с другой стороны, прекрасно осознавала, что после его завершения из-за отсутствия поставок вынуждена будет отказаться от своих обязательств перед государством. В этом случае Биотэк понес бы не только финансовые потери. Отказ от исполнения госконтракта грозил ему попаданием в реестр недобросовестных поставщиков. Но все попытки получить объяснения от Teva по поводу ее отказа от поставок препарата оказались безрезультатными, жалуются сотрудники Биотэка. Чтобы не подвести больных и государство, компания, используя любую возможность, в том числе приобретая Копаксон на вторичном рынке, исполнила все свои обязательства по госконтракту.

Еще через некоторое время Биотэк перестал получать без объяснения причин лекарственные средства и по другим контрактам. Сотрудничество фактически было парализовано. Одна из главных трудностей заключается в том, что на основании ранее согласованных поставок Биотэк в предшествующие месяцы активно принимал участие в государственных тендерах на закупку лекарств, многие из которых выигрывал. Однако уже после принятия компанией соответствующих обязательств перед госзаказчиком Teva блокировала все поставки и продолжала отмалчиваться, не выходя на контакт, чем еще больше усугубляла ситуацию. В свете существующих договорных отношений российская фармкомпания должна устанавливать цены в соответствии с прайс-листами Тевы, которые она, по словам менеджеров Биотэка, также не получает. Из-за этого российский поставщик не может провести сверку взаиморасчетов или планирование аукционов на следующие периоды. В итоге, действуя фактически вслепую, Биотэк пытался найти выход из ситуации, однако до сих пор несет лишь убытки.

В адрес Биотэка поступила масса писем от уполномоченных органов здравоохранения различных российских регионов о недопоставках или вообще непоставках жизненно важных лекарств. Так, Минздрав Удмуртской Республики в октябре 2013 года, ссылаясь на многочисленные жалобы граждан, потребовал незамедлительно поставить препарат Топсавер, угрожая в противном случае расторгнуть госконтракты и направить в антимонопольную службу сведения для внесения компании в реестр недобросовестных поставщиков. Департамент здравоохранения Москвы пригрозил за отсутствие Карбоплатина-Тевы штрафными санкциями. ГУП Медтехника и фармация Татарстана вообще заявило, что будет добиваться через суд расторжения госконтракта и выплаты неустойки. Всего же Татарстан, согласно упомянутому обращению в Биотэк, на конец 2013 года не получил лекарств от Тевы на общую сумму около 246 тыс. руб. А в Мордовию из-за израильтян поставщик не смог завезти препаратов на сумму 625,5 тыс. руб.

Что это часть политики западной фармы по манипулированию российским рынком? И участвует в этом израильская Teva. А в итоге игры манипуляторов приводят к тому, что органы здравоохранения по всей России не могут исполнять свои обязательства перед больными, лечебный процесс фактически парализован, и в опасности находятся здоровье и жизнь ни в чем неповинных людей.

Чтобы урегулировать ситуацию хотя бы с Копаксоном, Биотэк во второй раз обратился в ФАС. Ведомство Игоря Артемьева повторно выдало предписание Teva. Уклонение от поставки препарата приводит к прекращению деятельности компании Биотэк по введению в оборот на территории России препарата Копаксон-Тева, прокомментировал ситуацию начальник управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Тимофей Нижегородцев в официальном сообщении на сайте ведомства (14.10.13).

Как сообщает АПН Агентство политических новостей (25.12.13), только после этого Teva поставила препарат, но весьма оригинальным образом компания самостоятельно подала заявку. При этом она снизила цену госконтракта на 10%, хотя стоимость, по которой государство закупает Копаксон, была определена по результатам аукциона чуть больше 34 тысяч рублей за ампулу.

Возникает вопрос: почему за три года сотрудничества Teva удерживала максимальную цену на Копаксон, а это в целом миллиарды рублей, а теперь, когда штрафы по линии ФАС и неустойки по контрактам с Биотэком могут стать реальностью, компания позволяет себе демонстрировать щедрость, предоставляя российскому Минздраву солидные скидки? Не значит ли это, что реальная стоимость лекарства в разы ниже установленной для нашей страны? По мнению некоторых фармацевтов, себестоимость Копаксона чуть больше 9 тыс. руб. Вероятно, прибыль в 300% позволяет иностранным компаниям повышать или снижать цену, когда им это выгодно. И то, что в заложниках федеральный бюджет и десятки тысяч тяжелобольных россиян, для них далеко не главное. Лжепроверка Некоторые эксперты фармрынка связывают такое поведение Teva с антикоррупционным расследованием, которое, как сообщает РБК (01.11.13), инициировано Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) в связи с деятельностью в Латинской Америке. На такую мысль наталкивают события, произошедшие после того, как Teva остановила поставки. После нескольких месяцев глухой обороны на интернет-связь с россиянами все-таки вышли, правда, не сама Teva, а некий Теодор Уайтхаус, юрист из американской юридической компании Willkie Farr

ТОП новости

Разное

Вход

Меню пользователя